Расстрельные списки. Новые жертвы Киева

0
48

Расстрельные списки. Новые жертвы Киева

Почему Украина записала австрийского журналиста агентом Кремля.

 

Австрийский журналист Кристиан Вершюц, оказавшись на аналогичном «Миротворцу» ресурсе, куда записывают всех «врагов» Украины, опасается за свою жизнь. И ничего удивительного в этом нет — в своих репортажах корреспондент европейской телерадиокомпании ORF показывал Крым с неугодного Киеву ракурса. А объективную медиакартинку украинские власти по понятным причинам демонстрировать не хотят.

 

Средства массовой информации на Украине стали инструментом в гибридной войне, обслуживающим интересы заказчика. Беспристрастное и честное мнение в Незалежной не только не приветствуется, но и чревато жуткими последствиями.

 

На украинских ресурсах новость о включении Кристиана Вершюца в список врагов осветили так: мол, австриец обслуживает Москву, распространяя фейки. «Пропагандистками утками» СМИ Незалежной посчитали информацию об интеграции крымских татар в российское общество и реабилитацию репрессированного народа. Хотя это подтверждённые факты, и репортёр из Европы просто их констатировал.

 

Его страх оказаться в списке убитых за инакомыслие вполне оправдан. И, так как я была близко знакома с писателем Олесем Бузиной, которого весной 2015 года застрелили за попытку наладить российско-украинские отношения, — шутки многих экспертов, что «оказаться на сайте «Миротворец» и ему подобных — большая честь», я не нахожу смешными. Нельзя относиться к этим «расстрельным спискам» несерьёзно — жертвой украинских нацистов может стать кто угодно. И совсем не обязательно выступать против Киева. Достаточно, как это было с Бузиной, просто не быть с убийцами и карателями заодно. Олесь много шутил на тему происходящего в Незалежной. Советовал не драматизировать, когда я предполагала, что оставаться в его родном городе опасно.

 

Помимо громких политических убийств в стране коммерческих восстаний — десятки и сотни людей погибают от пыток СБУ. Игорь Астахов, погибший в одесском СИЗО; обвинённый в госизмене Александр Коваленко; активист антимайдана из Харькова Виктор Топчаев. Тысячи людей, выступавших против киевского режима, пропали без вести. Об этом международное сообщество умалчивает. Где Европа? Как она реагирует? Никак.

 

Чем Россия может ответить на создание и популяризацию подобных ресурсов? Сделать такой же — общая база русофобов, например. Но даже сам факт отсутствия у нас таких площадок говорит о том, что мы не приемлем их методов, а это уже противоречит любимому тезису украинцев, что «Россия — агрессор». Самое первое из законных мер, что приходит на ум, — это ответные резолюции от России о преступлениях в Незалежной по политическим мотивам. Вот только имеет ли смысл убеждать западно-европейскую верхушку?

 

Полагаю, что коллективный Запад не будет торопиться заступаться за австрийца, потому что не сделал этого в случае с британским журналистом Грэмом Филлипсом, когда за его голову предлагали денежное вознаграждение в размере десяти тысяч долларов.

 

Возможно, эффективнее будет общаться с простыми европейцами и лидерами общественного мнения. Показывая на конкретных примерах бесчинства нынешней украинской власти с помощью проектов культуры. Так мы быстрее достучимся до мирового сообщества.

 

Поэтому о жертвах украинских палачей должны говорить мы: снимать документальные фильмы, делать выставки, выступать на мировых площадках и постоянно напоминать обо всех, кто погиб от рук националистов и русофобов. Не нужно дожидаться памятных дат, дня рождения/смерти Олеся Бузины или Калашникова, а изо дня в день освещать примеры людоедской политики Киева. Только в этом случае есть шанс, что представители западного мира и ЕС больше не смогут игнорировать эти вопиющие примеры бесчеловечности и фашизма.

 

Украина выбрала тактику запугивания, а данные ресурсы держат в страхе тех, кто, возможно, и хотел бы показывать объективные новости и не потакать киевской пропаганде, но не делает этого, боясь за свою жизнь. Порталы «Миротворец» и «Посипака» делают своё дело. Именно поэтому нашей правды в мировой информационной повестке практически нет. Отсутствие свободы слова и альтернативной позиции в стране по соседству бьёт по имиджу России. Наша задача: как минимум обеспечить Кристиану Вершюцу безопасность, чтобы независимому журналисту всё-таки удалось открыть глаза наших так называемых партнёров на Западе на преступления страны, которая так стремится стать частью европейского общества.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

два × пять =